Сбытовая химия

| 22 Время чтения:
Семейный бизнес Ивановых начался в двухтысячном, когда Леонид ушел с должности начальника отдела снабжения на сахарном заводе «Большевик». Товарищи, занимавшиеся торговлей промышленной химией, предложили ему открыть свою торговую компанию и стать дилером. Так в 2001 году на Корочанской 132Б открылся офис «Юго-Запад-Химпром», где он находится до сих пор, а коллектив на половину состоит из тех, кто пришел работать 18 лет назад.

В то время торговля с предприятиями велась напрямую — товар не задерживался и необходимости в складских помещениях не было, продукцию доставляли вагонами.

Спустя 2 года после открытия в бизнес пришла супруга Леонида — Маргарита — уже опытный на тот момент бухгалтер.

Первые крупные контракты компания получила у областных производителей сахара: «Дмитро-Тарановского» и «Новотаволжанского» заводов, комбината «Большевик», а немногим позже — занялась поставками для воронежских и липецких сахарников. В основном переработчики закупали гранулированную серу, натр едкий и крупные партии формалина. Последний нужен, чтобы предотвратить увядание сахарной свеклы при длительном хранении.

— Возможно, сегодня применение этой технологии является не самым экологичным решением, но поставками формалина на сахарные заводы мы занимаемся до сих пор. Я считаю, главное, чтобы заводы работали. Когда мы начинали, в области было 15 «сахарников», сейчас из них функционирует только треть, так что объемы закупок у нас существенно снизились, — рассказывает Леонид.

В 2007 у компании появился склад площадью больше тысячи квадратных метров, начали оказывать услуги по транспортировке, это позволило держать основные позиции в наличии. Препараты с коротким сроком годности, как и раньше, минуя склад, доставляют под заказ в течение нескольких дней.

Сейчас «Юго-Запад-Химпром» ведет поставки по Центральному Черноземью — в Орел, Брянск и Липецк.

С повышением курса валют и последующих изменений в экономике ассортимент компании сместился в сторону химии, предназначенной для птицефабрик, свиноводческих и тепличных хозяйств. Ивановы занимаются поставками для большинства крупных предприятий региона: «Приосколье», «Белая птица», «Мираторг», основной препарат для них — каустик.

Среди покупателей-физических лиц популярнее всего хлоросодержащие препараты. Их же на постоянной основе закупают Белгородский горводоканал, многие МУПы, школы и бассейны области, в том числе и спортивный комплекс им. Светланы Хоркиной.

Почти все беспочвенные теплицы области берут в компании азотную кислоту для питательного раствора. Пивоварни, кофейни и бары города обращаются за ортофосфорной кислотой — она им нужна, чтобы очистить кеги, убрать налет и пивной камень с оборудования из чугуна и нержавейки.
С 2014 года у «Юго-Запад-Химпрома» заключен дилерский договор с компанией Zirax — волгоградским производителем противогололедных реагентов и химии для нефтегазовой отрасли.

 



Леонид: При использовании препаратов Icemelt под снегом создается влажная незамерзающая прослойка, благодаря которой не образуется наледь и снег убирается лопатой подчистую. Реагенты полностью безопасны, от них не желтеет газон, не страдают животные, не портится обувь, а весной ветер не создает песчаную бурю.

Если сравнивать по стоимости, то песок с солью в несколько раз дешевле противогололедного реагента, но правильнее учитывать все связанные расходы. Городу не нужно будет каждую зиму отправлять сотни работников коммунальных служб с лопатами и ледорубами на эту бесконечную холодную войну. Пешеходы не будут тонуть в коричневой каше из песка и подтаявшего от соли снега, а после зимы улицы не нужно будет подметать спецтехникой.

К сожалению, наше коммерческое предложение коммунальщики рассматривают сравнивая первоначальные затраты на закупку. Я не вижу льда во дворе своего дома уже 5 лет, при этом плитка целая, а трава зеленая. Может когда-нибудь так будет и на тротуарах нашего города.

Государство выдвигает какие-то особые требования к территории и транспорту компаний, реализующих промышленную химию?

Леонид: Есть определенные нормативы, предъявляемые к складским помещениям, мы не занимаемся реализацией «опасной» химии, поэтому наш склад легко удовлетворяет требования. Для веществ с высоким классом опасности необходим спецтранспорт, которого у нас нет.

В 2018 году мы пытались получить разрешение на перевозку опасных грузов для одного из своих автомобилей. Наш водитель окончил платные курсы за счет компании и получил допуск на перевозку. Оставалось лишь оформить разрешение на использование спецтранспорта. Мы неоднократно подавали документы в ГАИ, но каждый раз они терялись, подача документов сопровождалась техническим осмотром транспортного средства, а наши личные визиты в управление ни к чему не приводили — специалиста по этому вопросу было невозможно застать на месте. Никто из начальства так и не захотел пойти нам навстречу, поэтому транспортировку опасных веществ мы решили оставить компаниям, которым как-то удалось получить сие заветное разрешение.

Торговля химией требует специального образования?

Леонид: Можно обойтись без этого, во все тонкости вникаешь по ходу дела. В прошлом я военный.

Маргарита: Владея собственным бизнесом, необходимо знать высшую экономику — в анализах и расчетах лучше полагаться на себя, чем на наемного специалиста. Сейчас многие руководители не знают даже азов, например, не могут просчитать оптимизацию налогов. Я наблюдаю глобальную проблему страны в том, что молодежь перестала думать и стала полагаться исключительно на компьютерные программы. Надвигающаяся глобализация дает нам экономическое пространство со множеством свобод, но навязывает ненужные американские капиталистические принципы жизни. Мы теряем традиционные ценности и устои предков.

Какие каналы используете для продвижения?

Маргарита: Сейчас мы делаем ставку на контекстную рекламу в интернете и радио, которое все еще остается очень эффективным для продаж частникам. С 2010 размещаемся практически в каждом номере «Статуса». Конечно, еще пять лет назад мы старались охватить как можно больше рекламных площадок — публиковались в телефонных справочниках, нескольких журналах, крутились на телевидении, но это время ушло.



Как давно пользуетесь господдержкой?

Леонид: О Фонде поддержки предпринимательства узнали еще в 2003, тогда мы прошли бесплатное обучение, а в 2007 взяли первый кредитный миллион на приобретение химической продукции. Условия нам понравились, поэтому мы стали регулярно брать кредиты в Фонде. Сейчас выплачиваем пятый по счету — купили семитонный грузовик Foton.

Несколько раз кредитовались в коммерческих банках, но условия нас не устроили. В оптовой торговле кредиты необходимы — товар необходимо закупить прямо сейчас, а платеж клиента приходит с отсрочкой. Можно сказать, что без кредитов наш бизнес не смог бы развиться.

Как-то пытались взять технику в лизинг, но это оказалось невыгодно. Ни один специалист по лизингу не может ответить на простой вопрос, почему процент рассчитывается от полной стоимости оборудования, если мы на первом этапе вкладываем 300 тысяч собственных средств, которые покрывают до 30 % общей стоимости. Получается, что мы должны выплачивать проценты на собственные деньги.

Как считаете, производители должны быть экспортно ориентированы?

Маргарита: Удовлетворив спрос на местном рынке, нужно обязательно переходить к мировому. Правда, чаще происходит наоборот. Когда закрыли волгоградский завод ВОАО «Химпром» — единственный в стране производивший хлорную известь — была катастрофа, приходилось заменять ее жидким хлором. На образовавшуюся нишу пришли китайцы, с 2012 года мы через посредника покупаем хлорку у них.

Не планируете открыть свое производство?

Маргарита: В 2011 году мы всерьез об этом задумывались. Хотели предложить экологичный аналог формалина, переняв опыт у белорусского производителя. Нужно было создать специальный вентилируемый теплый цех и закупить дорогостоящее оборудование на сумму порядка 10 миллионов. Мы нашли профессуру, составили план и пошли за разрешением и финансовой поддержкой в администрацию. Нам дали зеленый свет на открытие, но помочь с деньгами не смогли. К сожалению, самостоятельно профинансировать запуск производства с нуля мы не можем и проект пришлось отложить на неопределенный срок.

Почему вы представляете две компании и работаете от лица двух ООО?

Леонид: Когда-то это было необходимой мерой для заключения некоторых дилерских договоров. По факту, «Юго-Запад-Химпром» является торговой компанией, а «Химическая компания Черноземья» — складом временного хранения. У каждой даже есть отдельный сайт, но они друг другу не мешают, плюс — можем участвовать в тендерах, заявив две компании.

Маргарита: В октябре 2017 с нами произошел очень неприятный случай — мошенники скопировали печать организации и мою подпись из уставных документов и стали обзванивать от лица компании потенциальных клиентов. По скидкам предлагали купить промышленную химию, с условием, что оплата будет производиться пополам — на карту и расчетный счет. Жертвами стали мелкие крестьянские хозяйства от Красной яруги до Омской области. Доверчивые люди добросовестно переводили деньги, а мы в один момент обнаружили поступление непонятных сумм. Когда мы поняли, что происходит — обратились в ОБЭП и стали возвращать поступившие средства.
Компания стала числиться неблагонадежной, поэтому пришлось закрыть фирму и открыть новое предприятие ООО «ХК Черноземья».

В качестве итога приведите несколько сравнений того, что было 10 лет назад и что стало сейчас.

Маргарита: Раньше было намного проще работать, сейчас бухгалтерия загружена больше, чем само предприятие. Постоянные изменения в законодательстве очень мешают деятельности. Мне пришлось взять на помощь еще одного бухгалтера, но не потому что за последние 10 лет у нас стало намного больше работы, а из-за многократно увеличившегося документооборота.

Если сравнивать цифры, то раньше мы имели годовой оборот в 5 миллионов рублей, а сейчас — порядка 30 только за квартал. С другой стороны, цены тоже выросли — сухой каустик стоил всего 6 рублей за килограмм, сейчас же — 62 рубля. Что касается клиентов, то я помню, как заполняла кассовый ордер на 26 позиций, а теперь в нашей базе больше тысячи контрагентов, надеемся, что эта цифра будет расти дальше, если не в количестве, то в качестве.



Упоминаемые химические препараты:

Каустик (каустик натр едкий, каустическая сода) — гидроксид натрия, способен разъедать кожу и другие органические вещества. Наиболее потребляемая в мире щелочь. Применяется для чистки засоров труб, также используется в косметологии, текстильной, целлюлозно-бумажной промышленности и других.

Гранулированная сера — одна из товарных форм серы, применяется для обезжиривания и обработки оборудования и тары на предприятиях пищевой промышленности, также используется в текстильной, стекольной, резинотехнической и других отраслях.

Формалин — водный раствор формальдегида, свертывает белки и предотвращает их разложение, в сельском хозяйстве используется для обработки семян и корнеплодов, дезинфекции почвы и животноводческих помещений. Токсичен, вызывает раздражительные реакции при попадании на кожу и в дыхательные пути.

Хлорная известь (хлорка) — едкое, коррозионно-активное вещество. Используется для дезинфекции воды, отбеливания, обеззараживания подсобных помещений и клеток животных, мытья туалетов.

Азотная кислота — компонент минеральных удобрений, добавляется в питательный раствор для тепличных растений. Ядовита, пары вызывают раздражение дыхательных путей, кислота оставляет на коже язвы.

Ортофосфорная кислота — применяется для очищения от ржавчины металлических поверхностей, образует на обработанной поверхности защитную плёнку, предотвращая дальнейшую коррозию, также обогащает почву фосфором. В пищевой промышленности используется в качестве антиокислителя (код Е338).


Вернуться

Есть вопросы — спрашивайте!

Наши специалисты готовы ответить на любой ваш вопрос!

Статьи


Яндекс.Метрика